Полвека спустя

13 марта 2019 года
Полвека  спустя

Судьба дала 82-летней пен-
    сионерке Анне Чекуновой из
    Ростовской области второй шанс: спустя полвека встретила свою первую любовь и исправила ошибку молодости. Думала ли женщина, что, оказавшись в доме престарелых, еще когда-нибудь услышит такое близкое «Девочка моя»? А еще выйдет замуж за своего любимого курчавого с гитарой, песни которого звучали в ее сердце столько лет?
— Страшно представить, сколько времени прошло, — вздыхает Анна Ивановна, вспоминая далекие пятидесятые. — Я как раз после школы отправилась из Семикаракорска по распределению в Багаевку подсобницей на стройку. А там он шофером-стажером трудился — из Ростова-на-Дону приехал. Мне Борис сразу понравился. Еще бы! Курчавый, с гитарой: такие песни пел! Особенно любила «Как хорошо нам быть вдвоем». Я ее строчки до сих пор помню: «Звучат в душе воспоминания и друг без друга нам никак нельзя».
Но счастье молодых длилось недолго — Бориса Талолина призвали в армию.
— А я вот его не дождалась, — отводит глаза в сторону Анна Чекунова. — Тогда времена такие были: годы послевоенные, одной тяжело, вот в 19 лет и выскочила замуж. Правда, с мужем быстро развелась, а ребенок остался. Потом и второй брак случился. И у Бориса тоже своя жизнь закрутилась: работал музыкантом, женился. Конечно, часто вспоминала свою первую любовь. Она ведь, горячая, первая и пожизненная, никогда не забывается, кто бы что ни говорил. Да и не смогла бы я жизнь разрушить ни свою, ни его. У меня уже к тому времени сын был. Так что все было бы бесполезно. Но тот мой поступок, считай, всю жизнь под откос пустил. Спустя годы муж умер, сын тоже, родни никого не осталось, меня даже тогда частично парализовало, а ухаживать было некому. Вот я и продала свое подворье и пришла в дом престарелых.
Тот день октября 53 года назад Анна Ивановна помнит как сейчас.
— Я тогда вышла из кабинета на первом этаже, иду по коридору и вдруг слышу: «Девочка моя», — продолжает пенсионерка. — А ведь только он меня так называл, мой Боря. Я обернулась и не поверила своим глазам — конечно, не было того курчавого красавца: на голове седина, но глаза смотрели на меня так, как тогда, в молодости. Как оказалось, он меня сразу узнал, но подойти не решался. А я смотрю на него и не верю. И вдруг он запел: «Пластинка старая поет сегодня вновь, про нашу первую далекую любовь, ты обними меня опять, опять решись поцеловать и рада снова я твоей невестой стать». Получается, что он и песню нашу не забыл!
Думала ли женщина, что, оказавшись в доме престарелых, еще когда-нибудь услышит такое близкое «Девочка моя»?
После разлуки длиной в полвека молодые долго не могли наговориться. Еще несколько месяцев приглядывались друг к другу, а в марте решили не только пожениться, но и обвенчаться в церкви.
— Это к хохлушкам ходят борщи есть, а казачки — женщины горячие, хотя и готовить умеют, — смеется Анна Ивановна, рассказывая про позднее замужество. — Я, правда, фамилию свою оставила, его брать не стала — зачем вся эта возня с документами. Но он не обиделся, сказал: «Главное, что вместе». Оно и правда. Нам выделили отдельную комнатку в доме престарелых. Пятиразовое питание, телевизор есть и приемник. Живем душа в душу. Только вот играть на гитаре, как раньше, Боря уже не может: парализовало правую сторону. Он до сих пор любит мексиканскую музыку. Слышит ее и плачет. Потому лишний раз и не включаю — зачем его расстраивать. Бывает, и поскандалим, но чаще жалеем и бережем друг друга. Ведь самое страшное в жизни — это одиночество, его ни одна болезнь не пересилит.

kompravda.eu